Замуж за иностранца: за и против

Замуж за иностранца: за и против

Какой идеальный вариант – любить человека одной национальности с тобой и даже одного социального круга! Никаких тебе сословных предрассудков и палок в колеса со стороны родителей и общества – люби на здоровье! В России, не без исключений, конечно, так было вплоть до петровских реформ.

А затем началось! Стали заключаться самые немыслимые браки, не говоря уж про внебрачные связи. Впрочем, и они дали добрые всходы к началу XIX столетия, когда подросшие дворянские отпрыски активно включились в то, что получило впоследствии название «золотого века русской культуры». И какие имена – Пушкин, Жуковский, Вяземский, Дельвиг, Кюхельбекер! В конце концов, не анализ крови и не национальность определяют творческий потенциал того или иного художника. Но и совершенно откреститься от собственной национальности невозможно – «зов крови» может дать о себе знать когда угодно.

Какое счастье, что в наше время почти никто не ведет речь об эмиграции, т.е. о вынужденном отъезде из страны по политическим мотивам! Так было далеко не всегда. Те, кто хорошо помнят советские времена, со мной согласятся. Советую обратить внимание на два фильма – «Восток-Запад» и «Зависть богов». Там и там иностранцы попадают в переплет как семейный, так и политический. В первом случае – француженка вместе с мужем возвращается на его историческую родину – Россию, прямо в разгар сталинских репрессий. Клетка захлопывается, и вырваться из нее удается далеко не сразу, и не без риска для жизни. Во втором фильме уже добропорядочная советская гражданка по уши влюбляется в обаятельного французского журналиста, будучи готова пуститься «во все тяжкие». Вездесущие органы делают всё, чтобы этот роман не имел продолжения, и преуспевают в этом…

Существует такая «штука» – ксенофобия. Под ней подразумевается неприязненное, настороженно-подозрительное отношение к людям другой национальности, могущее перерасти даже в откровенную враждебность. Ксенофобия долгое время существовала на самых верхах российского политического Олимпа – от плаката времен революции и гражданской войны «Лорду – в морду!», через нехорошую сталинскую рифму «иностранцы – засранцы» и к той самой «холодной войне», что разделила страны и народы во второй половине ХХ века.

Не пропустите  Пенсия за границей: оформление и получение

В том-то и проблема, что политика и дела сердечные оказываются неразрывно слиты. Ведь сердцу, как известно, не прикажешь, кого ему следует любить, а кого не надо. Мужчине хочется думать, что ситуацию полностью контролирует он, и выбор делает тоже он. А выбирает в большинстве случаев все-таки женщина. И в безоглядном чувстве своем она подчас готова идти до конца, чего бы ей это ни стоило.

Представителей более молодого поколения уже не удивишь, что рядом с нами на улицах, в общественном транспорте, в вузовской аудитории могут оказаться люди другого цвета кожи, выходцы из африканских стран. И уж тем более испытывать к ним неприязнь именно из-за национальности кажется дикостью, реальностью вчерашнего дня. Но ведь вплоть до VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году, советские женщины и девушки представляли негров исключительно по книге Г.Бичер-Стоу «Хижина Дяди Тома», как нацию бесправную и жестоко угнетаемую. Оказалось же, что среди негров есть очень симпатичные, высокие парни, от которых легко потерять голову. Спустя положенные девять месяцев стали рождаться черные младенцы, которых социологи не без иронии окрестили «детьми фестиваля».

Конечно, есть страсть, а есть любовь. Их несложно спутать. Когда же совпадает то и другое – тут, как говорится, рукой подать и до марша Мендельсона, и до загса, и до колец с шампанским, и до шумной свадьбы. Будет ли кто-то придавать значение национальностям брачующихся? В век Интернета, социальных сетей, виртуальных знакомств и общения через Skype? Так да не так!

Конечно, имеются несомненные плюсы той ситуации, когда кто-либо из супругов оказывается гражданином другой страны. Во-первых, как человек другого мира и другой культуры, он сможет поспособствовать расширению общего кругозора своей «второй половинки», открыть ей глаза на многое, что раньше считалось даже постыдным и запретным. Что греха таить – русские люди до сих пор находятся во власти штампов и стереотипов мышления, а также некоторых традиций, которые мешают взглянуть на мир шире. Для провинциальной жизни эта тенденция особенно характерна. В этом смысле иностранцы свободнее, они не так «зашорены». Вот и может состояться то, что на языке науки культурологии называется «диалогом культур», пусть даже в рамках одной семьи. Что может быть интереснее приобщения к новому!

Не пропустите  Музей иммиграции Австралии

А вот минусов, к сожалению, чуть больше. Если супруги не приходят к согласию, жить ли им вместе в одной стране, или брак будет «гостевым», то слишком долго такие отношения вряд ли продлятся. Рано или поздно, кто-то устанет от переездов, разлук, скитаний, неопределенности, кочевого образа жизни. Вопрос будет поставлен ребром: или – или. От адекватного ответа будет зависеть дальнейшая судьба семьи. Кстати, судьба известной российской биатлонистки Ольги Зайцевой – наглядное тому подтверждение. Скоропалительный брак по страстной любви во время тренировочных сборов в межсезонье, рождение сына, жизнь на две страны и, как следствие, развод. Супругов хватило всего на несколько лет. Правых нет – одни потери…

До поры до времени останется и языковой барьер. Конечно, древнейший язык мимики и жестов будет приходить на помощь (так, по воспоминаниям современников, небезуспешно общались Сергей Есенин и Айседора Дункан), но полноценного вербального общения он заменить не в состоянии.

И еще: если появляется ребенок, и он будет записан как гражданин другого государства, а супруги уже на грани развода, женщина сильно рискует остаться ни с чем – и без содержания, и без ребенка. Западные суды довольно либеральны и часто встают на сторону соотечественников, а не их зарубежных жен. Так было не столь давно во Франции и соседней с нами Финляндии.